Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

я мрачный

Когда не надо париться. Роман Волков

Нас было пятеро: я, Серега, Вадос, Паша и Юрец. Мы медленно бежали, изредка покачиваясь, черпая босыми ногами прохладный песок. В одной руке у каждого были кроссовки, из которых торчали разноцветные носки, а в другой — полупустые бутылки. Осеннее солнце уже не грело, а ласкало нас с ненавязчивой улыбкой. Ладожское озеро лениво выбрасывало на берег небольшие холодные волны. Мы перепасовывали друг другу футбольный мяч, пытаясь делать трюки, и иногда это получалось, а иногда нет, и мяч улетал далеко по пустынному пляжу, а то и плюхался в воду, и тогда приходилось засучивать штаны до середины бедра и выуживать его. Мы кричали друг другу высокими тенорами по-испански:

–                    Хэй!
–                    Голё-голё!
–                    Эль пасо!
–                    Амиго!


Collapse )

я мрачный

Странное звено

Студия “Странник” приступила к съемкам полнометражного мистического триллера «Звено».

В основе сюжета положен приезд молодого воспитателя, ученого-химика в отдаленный детский дом. Полуразрушенная усадьба, унылые осенние пейзажи, брошенные дети, старые воспитатели…

Съемки происходят в подмосковном Тучково. Основная локация - разрушенная дворянская усадьба, где действительно стояли немцы, а потом был детский дом.


Роман Волков, автор сценария, выпускник Литинститута, уже известен своими работами «Сермяжная сказка» (повесть названа открытием XXI века по версии «Литературной России»), «Клеймо Чернобога», ряд рекламных роликов, телепередач и лично озвученных аудиокниг.

«Старался сочинить страшную историю, которая могла случиться с каждым. С ломаной сюжетной линией, знаками и звеньями, нелогичными и жизненными перипетиями. Я часто бывал в детских домах с концертами, и это будоражило во мне ярчайшие эмоции. Был мой приятель Паша Храмов по прозвищу Химик, студент педуниверситета, который умер в армии от язвы. Эти две несовместимых истории соединились… и стало что-то получаться. Герои ожили и стали действовать сами по себе, я только успевал записывать».



Режиссер Роман Романовский – выпускник ВИППК. Работал режиссером-постановщиком на проектах «Следопыт», «Улицы разбитый фонарей», «Спецгруппа».
«Мы собирались снимать кино по другому сюжету, и нам обоим он не очень нравился. Сидели в кафе со сценаристом, и после трехчасовых споров он сказал: а есть одна история, называется «Интернат». И когда он все рассказал, я сразу позвонил продюсеру и сказал: хочу снимать это кино. Мы еще долго потом меняли сюжетные повороты, образы героев… Все шло на удивление быстро, люди загорались, идея всех увлекала. А сами знаете, когда идея увлекает, то и снимается по-другому».


Ольга Ливинская, оператор – выпускник ВГИКа, работала на проектах “Бригада”, “Мы из будущего”, “Мантикора”, “Не родись красивой”, номинант фестиваля “Ника” за лучший дебют.
«Я ночевала в гостинице, читала сценарий. Ночь, тишина. За окошком - одинокие деревья… Черт, страшно! Ну и снимать стараемся так же, чтобы атмосфера эта пришла к зрителям. Хотим сделать умное страшное кино, без штампов, со своим стилем и своими фишечками».



В фильме помимо множества детей от 7 до 16 лет снимаются такие мастера как В. Голубенко, В. Полторацкий, В. Померанцев, В. Фролов. Главную мужскую роль исполнит яркий, нервный и харизматичный актер Владимир Смирнов, главную женскую роль – симпатичная Кристина Козинская. Одно из требований режиссера – отсутствие «заезженных» лиц.


В самом деле, как иногда бывает у фильмов мистического жанра, на проекте стали происходить странные вещи: пожар в гостинице, исчезновение реквизита, смена двух операторов, да и просто жуткая атмосфера на площадке. Впрочем это не только пугает, но и заводит группу.

Студия «Странник» хочет дебютировать с полнометражным метром, странным, страшным, и не похожим на другие. Хочется верить, что наконец-то у нас в России появится настоящий русский триллер.

я мрачный

Сюжеты для сериалов

Базовые сюжетные принципы:

«Рыба без воды» - герой, оказавшийся в непривычных условиях (няня Вика в семье продюсера Шаталина в «Моей прекрасной няне», иноплянетяне на Земле в «Третьей планете от солнца»).

Контраст – герои, настолько сильно отличающиеся друг от друга, что само их соседство создает комический эффект (блондинка Пэнни и молодые гении в «Теории большого взрыва»).

Ненадежный рассказчик – герой, имеющий юношеское, незрелое восприятие ситуации (например, инфантильные «Компьютерщики»).

Пародия – герои оказываются в ситуациях, которые развиваются по канве хорошо известных зрителю историй (например, когда герой пытается вести себя как шпион или супергерой).

Основные персонажи:
Наивный дурачок.
Резонер.
Придурок.
Антагонист. 
Роковая женщина.
Казанова.
Этнический или региональный стереотип.

Второстепенные герои:
Назойливые соседи,
Сумасшедшая жена и её несчастный муж.
Скряга,
Добрый неудачник,
Грубый слуга.
Герой, который никогда не появляется на экране.
Заботливый отец,
Навязчивые родственники

Сюжетные ходы:

Многие комедийные ситуации в ситкомах основываются на лжи героя или сокрытии правды. Ниже представлены самые популярные случаи лжи:

Попытка спрятать вопиющую ошибку или неправильное поведение в какой-либо ситуации.
Попытка защитить близких и друзей от плохих новостей.
Попытка «исправить» ошибку, пока её не заметили.
Попытка скрыть трещину в отношениях.
Попытка сохранить преимущество.
Попытка одурачить кого-то.
Попытка вернуть украденное имущество, пока никто не узнал о краже.
Попытка спрятать уничтоженное имущество, пока никто не узнал о его уничтожении.
Попытка игнорировать кого-то из героев.
Попытка восстановить вариант событий.
Попытка удержать ситуацию ложью, тем самым, сделав её хуже.

Большинство ситкомов используют какую-либо из вышеуказанных форм лжи. Также достаточно часто употребляются некоторые из этих принципов:

Один или несколько героев переходят в другое окружение, с целью «вернуться туда, откуда они пришли». 
Герой решает изменить своё тело, свои привычки или что-то ещё для того, «чтобы чувствовать себя нормально».
Герой принимает участие в конкурсе или гонке.
Герой получает ответственную должность на работе и не может с ней справиться.
Появляются новоприбывшие или незнакомцы, что и меняет отношения между главными героями.
Праздничный эпизод, например, Хеллоуин или Рождество.
Герой думает, что другой персонаж собирается умереть и пытается всячески угодить ему, на что второй думает, что у него есть преимущество.
Мужчина и женщина обмениваются своими ролями, чтобы что-то доказать друг другу или кому-либо другому, но возвращаются к своим функциям.

От себя добавлю такой распространенный сюжет:

Мужчина отправляется на свидание одновременно с двумя девушками, вынужден метаться между двумя столиками, и в конце концов допускает ошибку.

Это все, что я хотел рассказать о ситкоме. Надеюсь, вам не показалось, что написать хороший смешной сериал просто. Тысячи людей знают наизусть все сюжетные ходы в ситкомах, а действительно смешных сериалов единицы.

Больше скажу. Заставить зрителя заплакать – пара пустяков. А вы попробуйте-ка заставить его засмеяться!

я мрачный

Дед

в 1974 году заместитель начальника Пензенского областного УВД Г. Дидиченко возглавлял оперативную группу по раскрытию одного уголовного преступления. В сферу деятельности группы попала и работа ликеро-водочного завода, кондитерской фабрики, мясокомбината, ресторана и других организаций города и области. Выяснилось, что здесь действует организованная преступная группа, состоящая из высокопоставленных должностных лиц, знающих основы оперативной работы, имеющих своих информаторов, боевиков и, самое страшное, — реальную власть в области. Поначалу преступники не поверили в серьезность следствия и не предпринимали против него никаких мер. Но когда в КПЗ был заключен заместитель заведующего отделом агитации и пропаганды Пензенского обкома КПСС, они зашевелились. Прокурор области В. Журавлев, давший «добро» на этот арест, был освобожден от должности. К самому Г. Дидиченко стали применяться меры устрашения. Ему позвонили домой и пригрозили: еще один подобный шаг, и он навсегда потеряет свою единственную дочь. В результате следствие свернули. А через четыре года Дидиченко уволили из органов МВД и предупредили, что его молчание гарантирует ему спокойную жизнь и нормальную пенсию.
я мрачный

Значит, все таки не зря

Правый прозаик.  «Огонь», «Борьба», «Становление», «RussianWill» — сильные, легко читающиеся, пробуждающие сознание и волю произведения, они наполнены жизненной энергией человека, их написавших. Каково его отношение к вопросам пропаганды в нашей стране, что он может посоветовать начинающим соратникам — обо всем этом в обещанном интервью правого писателя Дмитрия Честного «Обществу правых пропагандистов».

Напомним, готовящееся к выходу интервью было проанонсировано как на нашем сайте, так и в нашей группе ВКонтакте — однако, помимо администрации ресурса, свои вопросы Дмитрию адресовал лишь один соратник. Что ж, как гласит известная пословица, качество лучше количества, надеемся, в следующий раз наши читатели будут активнее. Ну а мы, в свою очередь, представляем вам обещанное интервью (стиль изложения Дмитрия полностью сохранен).

Как Дмитрий относится к творчеству других правых писателей, в частности У.Пирса?

Отношусь, конечно, очень хорошо. Сейчас, когда доступные нам произведения Правой прозы можно пересчитать по пальцам, каждое из них вызывает интерес. Плачевное состояние общественного сознания как раз и является причиной того, что данный жанр не назовёшь слишком-то популярным, хотя с другой стороны благодаря системе подобные книги просто невозможно печатать хорошими тиражами и распространять через магазины, иначе возможно интерес пробудился бы. Первый тираж «Скинов» Дмитрия Нестерова — 5000 экземпляров — моментально смели с полок, второй тираж — такой же — тоже больше не найдёшь. Это была самая успешная книга издательства «Ультракультура». И для меня это — книга №1 в Правой художественной прозе во всех смыслах.
Творчество Уильяма Пирса тоже крайне одобряю, его книги оказали влияние на настроения многих, а некоторых даже подвигли на определённые действия. А это показатель того, что замысел автора удался.
Также могу отметить следующие книги:
Алексей СВР Воеводин «Моя Война». Сплошная бойня, всё пропитано тем же духом, что и журналы питерского БТО, а стало быть — не может не вызвать одобрения сторонников крайне радикального расизма. Пожалуй не хватает психологизма, но это не важно, особенно учитывая, в каких условиях писалась эта книга.
Николай Королёв «Библия Скинхэда». Хоть и не художественное произведение, но и поставить её рядом с сухой документалистикой нельзя — очень живо и увлекательно. Тоже написано в застенках.
Будимир «День Расы». В духе произведений Пирса, достойный уровень.
Роман Волков «Клеймо Чернобога». В этой книге скинхэд — лишь один из героев, очень положительный образ, сюжет закручен как в хорошем детективе. Сама книга предназначена не только для Правых, но и для не знакомых с Идеей людей, в чём тоже можно найти плюс.
Изгой (282) «Взаперти». Опять же по реальным событиям, Правый скинхэд пробыл два года за решёткой и рассказал нам всё об этих отвратительных местах. Очень лёгкий слог, талант очевиден, я думаю, он сможет создать очень сильные произведения, которые превзойдут все остальные, главное — держаться Идеи, а то концовка создаёт впечатление, что автор разочаровался…
Также Правые темы присутствуют во многих произведениях странным образом умершего писателя Ильи Маслова. Он написал так много всего, что несомненный талант перемешался с графоманией, и выделить что-то конкретное я теперь даже затрудняюсь.
Знаю ещё про несколько произведений, но так как я их либо ещё не читал, либо они мне не понравились — упоминать про них пока не буду.

http://rusprop.org/news/nashi-akcii/pisat-chtoby-probuzhdat-lyudej-intervyu-s-dmitriem-chestnym/

спасибо